Category: армия

Рептил

Данке шён, Вальдемар, данке шён



Нашла у френда анекдот:

Закончилась Великая Отечественная война, собирает учительница своих учеников, и спрашивает, кто как воевал.
— Я помогала за ранеными ухаживать,бинты стирала, — сказала Машенька
— А я у партизан связным был — сказал Петенька
— Ну а ты, Вовочка, чем в войну занимался?
— А я, Марь Иванна, на передовой служил, артиллеристам снаряды подавал
— Ну ты ,Вовочка, молодец какой,и что тебе солдаты говорили?
— Данке шён, Вальдемар, данке шён...


Но еще интереснее продолжение:


http://frank53.livejournal.com/272834.html#comments

Рептил

Фашизм в Японии?

Когда говорят о японцах, я первым делом вспоминаю рассказ Куприна "Штабс-капитан Рыбников". Он многое дает для понимания психологии самураев. 

... в японской исторической литературе подробное освещение получила учиненная интервентами в Приамурье в деревнях Мажаново и Сохатино массовая кровавая расправа с жителями этих деревень, поднявшими мятеж против своих угнетателей. Прибывший в эти деревни 11 января 1919 года карательный отряд по приказу своего командира — капитана Маэда расстрелял всех находившихся в этих деревнях жителей, включая женщин и детей, а сами деревни были сожжены дотла. Признавало впоследствии без всякого стеснения этот факт и само командование японской армии. В марте 1919 года командующий 12 бригадой японской оккупационной армии в Приамурье генерал-майор Сиро Ямада издал приказ об уничтожении всех тех сел и деревень, жители которых поддерживали связь с партизанами. А о том, что творили в этих деревнях и селах в ходе чистки японские оккупанты, можно судить по приведенным ниже сведениям о зверствах японских карателей в селе Ивановке. Село это, как сообщается в японских источниках, было неожиданно для его жителей окружено японскими карателями 22 марта 1919 года. Сначала японская артиллерия обрушила на село шквальный огонь, в результате чего в ряде домов начались пожары. Затем, на улицы, где метались с плачем и криками женщины и дети, ворвались японские солдаты. Сначала каратели выискивали мужчин и там же на улицах расстреливали их или закалывали штыками. А далее оставшиеся живыми были заперты в нескольких амбарах и сараях и сожжены заживо. Как показало проведенное впоследствии расследование, после этой резни было опознано и захоронено в могилах 216 жителей села, но кроме этого большое число обуглившихся в огне пожаров трупов так и осталось неопознанными. Сгорело дотла в общей сложности 130 домов. Ссылаясь на изданную под редакцией Генерального штаба Японии «Историю экспедиции в Сибири в 1917-1922 годах» японский исследователь Тэруюки Хара писал по тому же поводу следующее: «из всех случаев «полной ликвидации деревень» наиболее крупным по своим масштабам и наиболее жестоким стало сожжение деревни Ивановки. В официальной истории об этом сожжении пишется, что это было точное исполнение приказа командира бригады Ямады, звучавшего так: «приказываю предельно последовательно наказать эту деревню».
Рубить головы мечами и закалывать штыками, как мы впоследствии увидим, главная национальная забава японских солдат. Однако, в полной мере японцы «оттянулись» на китайцах, корейцах и филиппинцах.

...

Были и эксперименты просто для любопытства. У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами правые и левые конечности; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; оставляли без еды или без воды; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.
Один из примеров подобной «тренировки» описывается в книге «Кухня дьявола», написанной самым известным исследователем «отряда 731» Сэйити Моримурой:

«В 1943 году в секционную привели китайского мальчика. По словам сотрудников, он не был из числа “бревен”, его просто где-то похитили и привезли в отряд, но точно ничего известно не было. Мальчик разделся, как ему было приказано, и лег на стол спиной. Тотчас же на лицо ему наложили маску с хлороформом. Когда наркоз окончательно подействовал, все тело мальчика протерли спиртом. Один из опытных сотрудников группы Танабэ, стоявших вокруг стола, взял скальпель и приблизился к мальчику. Он вонзил скальпель в грудную клетку и сделал разрез в форме латинской буквы Y. Обнажилась белая жировая прослойка. В том месте, куда немедленно были наложены зажимы Кохера, вскипали пузырьки крови. Вскрытие заживо началось. Из тела мальчика сотрудники ловкими натренированными руками один за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Их разбирали и бросали в стоявшие здесь же ведра, а из ведер тотчас же перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды, которые закрывались крышками. Вынутые органы в формалиновом растворе еще продолжали сокращаться. После того как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась только голова мальчика. Маленькая, коротко остриженная голова. Один из сотрудников группы Минато закрепил ее на операционном столе. Затем скальпелем сделал разрез от уха к носу. Когда кожа с головы была снята, в ход пошла пила. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его рукой и быстрым движением опустил в сосуд с формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело мальчика, — опустошенный корпус и конечности».

dm-kalashnikov.livejournal.com/132425.html
Рептил

Пуля со снотворным

Помню еще с советских времен, как в телепередаче "В мире животных" ученые выстрелом из спецвинтовки на время обездвиживали диких животных. Звери на 2-3 часа теряли способность двигаться, но при этом всё понимали и видели. За это время ученые подходили к ним и выполняли ряд исследовательских операций или лечили, обрабатывали раны.
Почему бы не снабдить милиционеров именно таким высококачественным временно парализующим оружием? А также выпустить в свободное обращение нечто подобное в качестве оружия для самообороны? Злоупотреблений, разумеется, будет море, но уровень смертности снизится.
Сегодня, когда в обществе нарастает паника, а нормальные милиционеры рискуют лишиться жизней, это было бы неплохим решением.