эльмира (elmira_abdulman) wrote,
эльмира
elmira_abdulman

"Эксперт" по гениальности

Вот и "эксперты" по гениальности проявились. Не слишком ли сильный разбег? На потом-то ничего не останется :)


Вечерняя Казань
    Кризис в цифрах

Марат Сафиуллин: "Рустам Нургалиевич сделал гениальную вещь"

Около полутриллиона рублей - такова суммарная задолженность крупных и средних предприятий Татарстана по итогам прошлого года. 33,6 млрд рублей из этой суммы - задолженность просроченная. Из 436,5 млрд рублей кредиторской задолженности (по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также поставщикам и подрядчикам) "просрочка" - 24,3 миллиарда. Из 502,7 млрд рублей долгов по кредитам и займам просрочено 9,3 миллиарда.

Эти последние сведения о долгах республиканской экономики и.о. министра экономики РТ, доктор экономических наук Марат Сафиуллин поручил подготовить к беседе с "ВК" и получил их прямо в начале нашей встречи. Взглянул и признался: "Боялся, что будет хуже".

- Мы очень переживали, что в кризис кредиторка и дебиторка наших компаний будут вести себя неуправляемо. Ситуация была такая: объемы в экономике у нас упали, а ее затраты оставались на том же уровне - так объективно возникает проблема кредитоспособности. Боялись, что будет расти кредиторка предприятий. Да, кредиторка выросла. Но самое страшное в кредиторке и дебиторке - просроченная часть; так вот, эта просрочка в сумме по итогам 2009 г. составляет всего 3,6 процента от общего объема задолженности компаний. При этом следует отметить, что ее доля не увеличивалась существенно за предыдущие три года.

- Не шоковый размер?

- 24,3 миллиарда просроченной кредиторки и 9,3 миллиарда просроченной задолженности по кредитам и займам для всех отраслей экономики - это не шоковая сумма. Тут учтена и ситуация с Казаньоргсинтезом, за счет которой просрочка по кредитам и займам химической отрасли Татарстана в прошлом году увеличилась в 126 раз - до 6,3 миллиарда (это 67,7 процента от общего объема просроченной задолженности по кредитам в республиканской экономике). А общий объем задолженности по кредитам и займам у нашей химии по итогам 2009 г. - свыше 53 млрд рублей.

- В чем вы как экономист видите "казус Оргсинтеза"?

- Оргсинтез "просел" потому, что поверил в громкие государственные фразы - "стабильность рубля" и прочее - и сделал программу, что называется, тютелька в тютельку. Они должны были хоть с напряжением, но без проблем расплачиваться по долгам. Но когда масштаб меняется... Вот представьте, сумма кредита (зависящая от колебаний курса рубля к доллару. - М.Ю.) выросла на треть, да еще и процентную ставку банк тут же в одностороннем порядке увеличивает вдвое! Такого ни одно предприятие не выдержит. Проблема Казаньоргсинтеза потому оказалась несравнимо большей, чем у других предприятий, потому, что ни одному другому предприятию просто не доверяли в долг в таком объеме.

- А ошибка была в том, что они поверили государству?

- Частично - да.

- Аналоги ситуации с КОС в России есть?

- Нет. Но ведь Россия в целом ведет себя, к сожалению, как банановая республика. Вот китайцам все равно, какая макроэкономическая ситуация: у них главная задача - защитить рынок, своего производителя. И они свой юань, как бы их ни критиковали Европа и США, держат на низком уровне, что делает их экономику экспортоориентированной. А у нас наоборот - задирают рубль так, что любое производство становится нерентабельным.

- По вашим данным, наиболее закредитованной отраслью в Татарстане являются "операции с недвижимостью, аренда и предоставление услуг" (163,3 млрд рублей кредитов и займов). На втором месте по объему задолженности - "производство транспортных средств и оборудования (авто- и авиастроение вместе), химия - на третьем, а четвертое место, лишь немного уступая им, удерживает сельское хозяйство - 52,4 миллиарда долгов!.. Кстати, вы сказали: "Мы боялись, что будет хуже". А когда уже должно было проявиться это "хуже"? Может, оно еще впереди?

- Это могло проявиться уже в первом полугодии 2009 года. Но я могу сказать, что если бы и не было кризиса, то ситуация развивалась бы примерно по такому же сценарию. Смотрите: заметная доля просроченной задолженности - за предприятиями, которые когда-то составляли гордость нашей экономики. Электроприбор, Радиоприбор, Адонис, Спартак...

- То есть для нас болезнен не столько сам кризис, сколько внутренние проблемы нашей экономики?

- Да, кризис только обнажил и обострил проблемы. Ну, если предприятие само ни туда ни сюда... И сейчас мы видим, что по ним уже какие-то меры надо принимать.

- У меня, кажется, дежавю. Ровно год назад вы мне перечисляли эти и другие предприятия, которые "ни туда ни сюда", и рассказывали, что уже присмотрели для них партнеров за пределами Татарстана, которые заинтересованы в развитии и финансировании бизнеса на их производственных мощностях... Что опять помешало?

- Это одна из проблем нашей экономики, которую, к сожалению, мы не можем переломить. Парадокс: собственники предприятия, конечно, заинтересованы в развитии своего бизнеса, но менеджмент - вот он не заинтересован, его устраивает ситуация перманентного кризиса, при которой он, видимо, может "доить" бизнес и владельцев. Или, может быть, менеджеры не хотят принимать советов со стороны, хотя и собственных рецептов у них нет. Мы предложили возможный путь решения их проблем... Но если больной активно сопротивляется, я же не могу привязать его к койке, чтобы дать ему лекарство! Хотя иногда хочется это сделать...

- Тогда - о долгах республиканского бюджета. Около 36,7 млрд рублей долга - не Оргсинтез, конечно, но для субъекта с доходной частью бюджета в 117 миллиардов - впечатляюще...

- Во-первых, любые дополнительные деньги, дополнительные расходы бюджета - это для экономики очень здорово. А вообще, вы должны учитывать: Рустам Нургалиевич сделал гениальную вещь. Есть понятие "стоимость денег". Есть - инфляция, которая уменьшает стоимость денег. Сейчас инфляция - порядка семи процентов. Поэтому если где-то можно получить деньги под пять процентов (примерная цена федерального бюджетного кредита. - М.Ю.), их надо брать и вкладывать, и считайте, что два процента - это чистый экономический эффект от такой операции, это подарок!.

- Это как если бы мы с вами сейчас заняли 10 рублей с обязательством вернуть 11, но к моменту возврата эти 11 рублей уже стали бы равноценны нынешним девяти?

- Да, примерно так. С учетом инфляции все остальные ресурсы, даже те, которые мы получаем в виде налогов, они будут дороже, чем кредиты, которые мы берем у федерального центра. Рустам Нургалиевич - он гениальный финансист: мы взяли максимум того, что можно было получить по закону исходя из доходов нашего бюджета. Причем 732 миллиона (эти 2 процента) получили в виде подарка. Да почти весь кабинет министров можно содержать на такие деньги! А учитывая лоббистские возможности президента, я думаю, что и реструктурировать, продлить эти бюджетные кредиты нам удастся очень дешево. Ситуацию с долгом бюджета я вообще не рассматриваю как критическую.

- Больше года назад вы предупреждали, что господдержка субъектов бизнеса чревата тем, что эти субъекты могут однажды проснуться более государственными, чем им самим хотелось бы. Пошла ли господдержка впрок?

- Видите ли, дешевый ресурс - это не то что наркотик... но побуждает несколько переоценивать свои управленческие способности. Случай с Оргсинтезом многих отрезвил, и несмотря на то что можно было получить много взаймы под госгарантии, к этому подошли очень осторожно.

- Что, кто-то отказался от госгарантий?!

- Нет, но взяли в минимальном объеме. "Более государственным" никто не стал.

- Были надежды, что кризис как-то "очистит" экономику, заставит поменять подходы к бизнесу, вызовет перемену собственников или менеджеров... Этого ведь не произошло.

- У любой структуры существуют циклы развития: что возникло, то неизбежно умрет. В мире существуют порядка двухсот компаний, которые называют "вечными", потому что принципы, заложенные в них, позволяют им очень быстро адаптироваться к меняющимся условиям, брать все новое и развиваться дальше. У других это не получается, но не обязательно, что бизнес такой компании кончен - возможно, у нее появится новый собственник с новыми идеями. МакКинси как-то опрашивал успешных менеджеров, и каждый из них сказал, что минимум три раза в жизни он был в предбанкротном состоянии...

Если вы под очищением имеете в виду, что кого-то должны были выгнать - нет, такого не произошло. Но взять тот же Оргсинтез - у них теперь совсем другая финансовая дисциплина. Если раньше они принимали эффект роста рынка за эффективность своей собственной деятельности и увлекались премиями, задирали зарплату, то сейчас они строят систему стимулирования уже исходя из конкретной ситуации с продажами. Даже такой монстр, как Татнефть, урезал премии и бонусы в 2009 году, да и сейчас, хотя у них хорошая конъюнктура, они не стали наверстывать недополученное в прошлом году.

- В какой степени это зависит от сознательности менеджмента, а в какой - от того, что Рустам Минниханов там сидит как председатель совета директоров и постукивает ладонью по столу?

- А Рустам Нургалиевич - это очень важный момент, потому что он делает это предприятие социально ориентированным. Простой пример: ради эффективности Татнефти сокращали рабочих, но поскольку Рустам Нургалиевич там был, прежде чем сокращать, были созданы новые предприятия, на которые трудоустраивали этих рабочих.

...Сейчас нефтяники, нефтехимики и автомобилестроители уверенно смотрят в будущее, а именно они формируют большую часть нашего ВРП, так что у нас основания для оптимизма есть. Но есть ряд крупных машиностроительных предприятий, которые и до кризиса были в непростой ситуации, а кризис еще ее усугубил. Скажем, в 90-х годах был миф, что республика может поднять авиастроительную отрасль. Но туда надо миллиарды долларов вкладывать, чтобы получить приемлемый результат. Мы могли бы и привлечь такие деньги, но, к сожалению, стратегический альянс с Boeing`ом закрывает перспективы сотрудничества с Embraer, Bombardier и другими - словом, политические ограничения перекрывают экономические возможности республики...

- Может, надо было еще тогда, в 90-е, закрыть это, чтобы люди не мучились двадцать лет от скудного корма и бесплодных надежд?...

- Да, но эти предприятия, как и Электроприбор, и Радиоприбор, и Компрессормаш, и Сантехприбор... - они нужны для того, чтобы формировать инновационную экономику, которая невозможна без инженерии. Мы идем по догоняющей, пытаемся конкурировать с компаниями, которые вкладывают миллиарды не то что в модернизацию - в НИОКР, в фундаментальные и прикладные исследования! Нам нужно идти на стратегический альянс, как, например, Соллерс, пошедший на альянс с Fiat`ом. Да, в этом случае придется работать по их бизнес-модели, на их оборудовании, но так мы научимся, догоним, встанем вровень.

- А насколько в ходе кризиса выросла доля беднейшей части населения Татарстана?

- Доля людей с доходами ниже прожиточного минимума в республике в 2009 г. сохранилась на уровне предыдущего года - 8,6 процента. А в России в среднем этот показатель вырос и составил 13,8 процента (в 2008-м - 13,1 процента). Также можно отметить, что и дифференциация доходов между самыми бедными и самыми богатыми сохранилась на уровне 2008 года.

- Кризис кончился?

- По-моему, наиболее сложные моменты мы прошли. Но с того уровня, до которого мы упали, подниматься очень тяжело. Потихонечку, потихонечку начинаем оживать.

Марина ЮДКЕВИЧ

 

http://www.evening-kazan.ru/article.asp?from=number&num_dt=13.04.2010&id=34459


Subscribe

  • Котейка

  • С ДНЁМ ПОБЕДЫ!

  • Это не 90-е

    Чем опасны мои ровесники? Они помнят детали. Вот, например, в 90-е милиционеры, врачи были ближе к простому народу. Как бы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments