эльмира (elmira_abdulman) wrote,
эльмира
elmira_abdulman

Сектор гастов

Муравейники в заброшенных зданиях

Власти не обращают внимания на мигрантов, живущих в отселенных домах

2010-06-04 / Валерий Наровчатов

Для кого-то переезд на новую квартиру из старого обветшалого дома это праздник, а для кого-то переезд жильцов очень выгодный бизнес. Часто в окнах выселенных под снос домов можно увидеть свет. Такие помещения занимают нелегалы, при этом, как ни странно, все коммунальные блага остаются. По словам чиновников, в последнее время самовольных захватов некогда жилых помещений существенно меньше. Однако, по словам сотрудников Федеральной миграционной службы, меньше их не становится.

Найти отселенные дома, в которых проживают мигранты, трудно. Естественно, афишировать, где они находятся, никто не будет. Но найти их все-таки можно. В редакцию «Независимой газеты» обратились жители одного из округов на севере столицы с просьбой разобраться в сложившейся в районе ситуации. Долгое время в расселенном доме живут нелегальные мигранты. «Ходить мимо по вечерам откровенно страшно. Из окон несется музыка, гортанная речь, часто происходят драки, – жалуется москвичка Наталья Беркушина, которой не посчастливилось жить рядом с таким домом. – Милиция приезжает, но потом как-то спускает все на тормозах. Дом отселен давно, но никому и дела нет, что в нем кто-то живет».

Корреспондент «НГ» отправился по указанному москвичкой адресу. Дом старый, пятиэтажный, панельный, грязно-серого цвета. В некоторых окнах выбиты стекла. Около дома прогуливается молодая парочка азиатской наружности, счастливо щебеча друг с другом. Обнаружив приближение чужого, молодой человек достает старенький мобильник и начинает с кем-то возбужденно переговариваться, поминутно оглядываясь на рассматривающего дом чужака.

Через несколько минут к корреспонденту подходят двое коренастых молодых людей. Ничего примечательного в них нет. Короткие стрижки, широкие плечи, спортивные штаны – напоминают время лихих 90-х. «Нечего здесь отираться, а то ходят всякие. Вали отсюда», – без предисловия начинает разговор один из них. Рассказанная сказка о выселении из институтского общежития за хулиганство и о невозможности оплатить нормальное съемное жилье успокаивает молодчиков. «Ты тут жить не сможешь. Хотя квартиры свободные есть, – сказал один из них, представившийся Николаем. – Лучше тебе повиниться перед комендантом своей общаги, денег дать. Тут же практически самое дно».

Однако после долгих уговоров Николай решает показать свои владения. Подъезд в выселенном доме раздолбан. На межлестничных площадках валяются пустые бутылки из-под водки, жестяные банки. Встречаются на полу и одноразовые шприцы. Двери некоторых квартир распахнуты. «Тут русские не живут, в основном таджики, узбеки и прочие приезжающие на заработки, – продолжает рассказывать он, поднимаясь по обшарпанной лестнице. – У местных жильцов стойкая неприязнь к русским, слишком часто их унижали в столице. Так что на твоем месте я бы трижды подумал, прежде чем заселяться сюда. Да и условия, сам понимаешь, для жизни не самые лучшие».

В подтверждение своих слов Николай без стука заходит в первую попавшуюся квартиру. Пол в прихожей частично провалился. Обои кое-где сохранились. Из комнаты выглядывает перепуганный человек азиатской наружности. Не обращая на него внимания, Николай проходит в другое помещение двухкомнатной квартиры. Перед глазами плачевное зрелище. Семеро сидят на полу, еще трое устроились на стульях. С интересом уставились в маленький телевизор. При появлении нежданных гостей все вскакивают. «Да сидите вы, не проверка, – раздраженно успокаивает их «домовладелец». – Боятся они, что их и отсюда выселят. Некоторые уже пару таких квартир сменили».

Николай переходит к делу. «Если согласен, есть квартирка на пятом этаже, 7 тысяч в месяц, деньги платить заранее не надо, неизвестно, насколько хватит этого дома, – говорит он. – Правда, проверок бояться не стоит, у нас в принципе все подмазано пока, так что пару месяцев перекантуешься. Доставать будут, позвони». Естественно, от такого «заманчивого» предложения пришлось отказаться.

Гастарбайтеры проживают аулами не только в выселенных домах. На юго-востоке столицы в одной из комнат двухкомнатной коммунальной квартиры живут около 20 человек! «Ситуация не меняется третий год. Участковый, как и руководители нашей управы, об этом знают, да никаких действий не предпринимают, – говорит пенсионерка, живущая на одной лестничной клетке с «нехорошей» квартирой. – Жалко их, конечно. Я к ним заходила – ужаснулась. Спят вповалку на полу по очереди. А власти будто и не видят ничего».

Действительно, власти стараются не замечать новых жильцов. Однако головы руководителей, которые предпочитают закрывать глаза на это, уже полетели. В начале января глава управы Басманного района Центрального административного округа Москвы Ольга Севрюкова освобождена от должности. Ее увольнение связано с крупным пожаром, который произошел в середине декабря 2009 года в доме на территории Басманного района. Дом в Потаповском переулке в центре Москвы самовольно заселяли 38 бездомных граждан.

Как рассказал «НГ» пресс-секретарь Восточного административного округа Андрей Иванов, когда на их территории еще существовал злополучный Черкизовский рынок, похожие проблемы были и у них. «На данный момент этой проблемы практически не существует, по крайней мере у нас, – заявил он. – Возможно, есть остаточные явления после Черкизона, но за всем уследить нельзя. Естественно, для борьбы с данным явлением подключаем ФМС, Роспотребнадзор и милицию. Мы же не имеем полномочий регулировать данный вопрос. Но стараемся по мере сил им помогать». Андрей Иванов рассказал о том, что в их округе дома, которые выселяются, сносят практически сразу. «Года три серьезных проблем мы не имеем, – сказал он. – Кроме того, кризис закрыл многие стройки, и поэтому количество мигрантов существенно уменьшилось. Иногда появляются проблемы с общежитиями предприятий, которые очень плотно селят своих работников. Возникает антисанитария».

По словам главы пресс-службы УФМС РФ Константина Полторанина, «проблема с использованием выселенных домов под жилье для гастарбайтеров стала для Москвы чем-то обыденным. Региональные власти стараются ее не замечать и соответственно никак не решают. Одни и те же дома можно проверять по пять-шесть раз, картина в них не меняется. Коммунальные услуги при этом после отселения никто не отключает. Естественно, зачем это делать, если туда можно поселить приезжих-нелегалов и брать с них деньги».

Кроме того, Константин Полторанин уточнил, что подобная ситуация типична именно для столицы. «В других городах, даже в Питере, приток мигрантов существенно меньше, да и в провинции люди стараются сами работать на первый взгляд не приглядных работах, – сказал он. – Решить данную проблему может только жесткий контроль и серьезные меры, которые должны применяться к нерадивым чиновником, которые данному факту откровенно попустительствуют. Думаю, что если бы состоялась пара-тройка «показательных порок», включая возможность отсидки виновных, и за этот вопрос возьмутся с настоящим рвением».

 

http://www.ng.ru/moscow/2010-06-04/8_gaster.html

Tags: авгиевы конюшни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments