эльмира (elmira_abdulman) wrote,
эльмира
elmira_abdulman

Category:

Фатальная оговорка девятого президента

Президент ФРГ Хорст Келер ушел в отставку

Девятый президент ФРГ Хорст Келер (ХДС) 31 мая объявил о своей отставке. Поводом послужила волна резкой критики со стороны оппозиционных партий, а также ряда представителей правящей коалиции ХДС/ХСС и СвДП, последовавшая после его заявлений по вопросам внешней политики. Высказывания Келера расценили как завуалированное требование проведения за пределами страны вооруженных операций для защиты немецких коммерческих интересов. Тем не менее, отставка стала настоящим шоком для всех. Многие заявили не только о своем искреннем сожалении, но и о разочаровании: если раньше президента критиковали за неосторожные слова, то после отставки - за неумение держать удар.

Скандал разразился из-за интервью, которое Хорст Келер дал после своего визита в Афганистан на радиостанции Deutschlandаfunk 22 мая. В нем он сказал буквально следующее: "По моему мнению, страна такого размера, как наша, ориентированная на экспортную торговлю и зависимая от экспорта своих товаров, должна сознавать, что в экстренном случае необходимо военное вмешательство, чтобы защитить наши интересы. К примеру, обеспечить свободу торговых путей или ликвидировать нестабильность в ряде регионов, которая может негативно сказаться на торговле, рабочих местах и доходах".

Оппозиция ухватилась за этот повод, расслышав в словах Келера призыв вернуться к так называемой "дипломатии канонерок", когда внешнеполитические интересы, в том числе коммерческие, отстаивались путем демонстрации военной мощи и запугивания. Наглядным примером из немецкой истории служит Агадирский кризис 1911 года, когда кайзеровская Германия, раздосадованная оккупацией французами Феса и переходом Марокко под власть Франции, направила в Агадир в качестве наглядного предостережения канонерку "Пантера". Бросок "Пантеры" фактически поставил Францию и Германию на грань войны, которая в итоге и разразилась, правда тремя годами позже.

Один из лидеров "Зеленых" Юрген Триттин (Juergen Trittin) призвал президента немедленно взять свои слова назад, заявив, что идея использования военной силы для наведения порядка в сфере внешней торговли противоречит Основному закону ФРГ. Социал-демократы поспешили заявить, что Германии не нужны "экономические войны", отметив, что слова Хорста Келера напрямую дискредитируют солдат бундесвера, участвующих в зарубежных миссиях. Сопредседатель партии "Левые" Клаус Эрнст (Klaus Ernst) потребовал, чтобы Келер объяснил свою позицию в обращении к нации. Даже однопартийцы Келера в ХДС признали, что высказывания президента были "не особенно удачно сформулированы".

Берлинский специалист в области конституционного права Ульрих Пройс (Ulrich Preuss) назвал эту не особо удачную формулировку не иначе как "империалистической оговоркой". Со своей стороны профессор и специалист по новейшей истории Мюнхенского университета министерства обороны Михаэль Вольфсон (Michael Wolffsohn) предположил, что Келер, вероятно, не учел исторических реминисценций и не подумал о том, что его слова воскресят в памяти "дипломатию канонерок" и те печальные последствия, к которым она в итоге привела. Вольфсон призвал Хорста Келера объясниться публично, если президента действительно неправильно поняли.

Вот Хорст Келер и объяснился, четко и ясно заявив, что уходит со своего поста. Гражданам ряда государств, где парламент (названный так, кстати, от французского parler - "говорить") публично объявлен не местом для дискуссий и словопрений, может показаться необычным, что президент уходит в отставку из-за не к месту сказанных или неверно истолкованных слов. А если вспомнить, что реальных властных полномочий у немецкого президента нет и он выполняет в основном представительские функции, то инцидент может показаться не только непонятным, но и незначительным. Однако в Германии все несколько иначе.

В немецкой конституции президенту отведена роль английской королевы. Находясь над политическими схватками, выступая неким третейским судьей, он является своеобразным ключом свода, цементирующим воедино все государство, но не за счет широких властных полномочий, которых он лишен во избежание сползания к диктатуре, а исключительно за счет своего личного авторитета и активной гражданской позиции. "Благодаря своим выступлениям на актуальные темы, - отмечает российский германист Николай Павлов, - он в состоянии устанавливать критерии политической и нравственной ориентации граждан". Именно поэтому президента ФРГ еще именуют "совестью нации". В этом свете решение Келера уйти после "империалистической оговорки", подорвавшей его авторитет, вполне объяснимо.

Но ситуация все равно сложилась не однозначная. Прежде всего, потому, что Хорст Келер не стал, как того требовала оппозиция, брать свои слова назад, еще раз отметив, что они были превратно истолкованы. На двухминутной пресс-конференции, где было объявлено об отставке, он заявил: "Мои высказывания по поводу миссии бундесвера за рубежом вызвали резкую критику. Я сожалею о том, что мои слова по важному и сложному для нашей нации вопросу были неправильно интерпретированы. Критики, однако, зашли настолько далеко, что не удержались от обвинений, будто я выступаю за операции бундесвера, которые не соответствуют Конституции. Подобной критике нельзя найти оправдания. В ней отсутствует доля необходимого уважения, которого требует занимаемая мною должность".

Иными словами, Хорст Келер возложил всю ответственность за свою отставку на оппозицию. В принципе, пресс-служба президента и раньше заявляла о том, что высказывания Келера были неправильно истолкованы и привязаны к Афганистану, хотя на самом деле, рассуждая о возможности экстренного военного вмешательства для защиты торговых путей, президент ставил вопрос гораздо шире, имея в виду в том числе миссию общеевропейских ВМС "Аталанта" у берегов Сомали, направленную на то, чтобы обеспечить безопасность одной из главных морских коммерческих артерий - миссии, которая, кстати, ни у кого не вызывает возражений. Но в любом случае, вопрос, кто виноват в случившемся, по сути ничего не меняет: президент счел свой авторитет и занимаемую высокую должность скомпрометированными и поэтому ушел.

Проявив тем самым редкую принципиальность, которая стала полной неожиданностью для немецких политиков. К слову сказать, Хорст Келер оказался первым федеральным президентом, который ушел со своего поста до истечения срока своих полномочий.

 

Источник: http://lenta.ru/articles/2010/06/01/koehler/

Tags: дело чести
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments